Стань агентом города!

Важная подписка. Мы не будем присылать вам лишей информации. Только по делу. Все что касается юбилея любимого города и главных событий в нашей жизни.

История города

Краткая история города


Новокузнецк – новое название старого города. Ему 4 века. Отсчет истории начинается с царского указа «поставить острог в Кузнецах». Грамота датирована 1617 годом, но пока приказ исполнили, наступил 1618-й.

Острог (малая деревянная крепость) понадобился, чтобы утвердить могущество России в Сибири. Присоединение этой богатой земли шло тяжело: территория – далеко не бесхозная. И прежние хозяева отдавать ее не хотели. Местное население мечтало жить само по себе. Прежние тираны, обложившие данью коренные народы, не желали терять доходы от сбора податей. И тут приходят русские казаки и начинают наводить свои порядки. Конфликт интересов вылился в затяжную войну.

Действия казаков просты: они обещают местному населению защиту и покровительство, а взамен просят платить дань, или, если по-сибирски – ясак. Схема, до боли напоминающая рэкет, не была чем-то преступным. Даннические отношения – социальная норма для тех веков. Несогласных убеждают. Кого – добрым словом, кого подкупом, а кого и кистенем.

Казаков – мало, но они умело воюют, строят крепости, заключают союзы с теми, кто оказался более сговорчив и дальновиден. Кузнецкий острог – важный опорный пункт в борьбе за Сибирь. О его бревенчатые стены и земляные валы разбиваются набеги кыргызов, джунгар. Воинственные телеуты с берегов Оби сперва люто воюют с казаками, затем заключают выгодный мир. Первый официальный символ острога – воеводская печать с изображением волка.

Утвердившись на слиянии крупных рек, гарнизон получает контроль над торговыми путями обширной территории, известной как Горная Шория. Шорцы – местное коренное население, одни из первых, кто с миром принял казаков. Русские первопроходцы дают этим землям свое название – "кузнецы", или Кузнецкая земля. Основная версия происхождения этого имени сводится к тому, что шорцы предпочитали платить ясак железными слитками. Они знали о богатых залежах руды в горах, а для получения криц – брусков сырого железа, достаточно было немудреной кустарной технологии.

Гораздо сильнее, чем от всех войн, вместе взятых, Кузнецкое поселение страдает от пожаров. Дома стоят тесно, все из дерева. Крупный пожар 1734 года уничтожает почти все строения, включая Преображенскую церковь. Большая беда вынуждает население в самом буквальном смысле заново отстраивать город. Хлопотно, но зато дома становятся выше, просторнее, появляются терема в два этажа, целые улицы и кварталы переживают «второе рождение». Работают всем миром, по принципу «помочей», когда избу помогают ставить все соседи от мала до велика. Сруб возводят за день. К концу лета обновленный город восстал из пепла.

Глава 8.Кузнецкая крепость. Фото 1960-х гг..jpg

Кузнецкий острог ни разу не был захвачен. Самыми крупными в его истории военными кампаниями можно считать битвы 1700 и 1764 годов. Тогда стены осаждали орды, на порядки превосходившие численностью гарнизон. После – передовая линия войны за Сибирь смещается на восток, к Енисею, но главным образом – на юг. Там открыты крупные месторождения драгоценных металлов. Серебряные и медные рудники Алтая принадлежат даже не казне, а императорской фамилии, так что их охрана становится приоритетной. Построены Бердский, Бийский, Колыванский остроги. Кузнецкая земля больше не воюет.

Географическое расположение города на правом берегу Томи, «за рекой» отрезает Кузнецк от остальной Сибири. То, что было преимуществом на войне, превращается в проклятье мирного времени. Впрочем, город становится логистическим центром войны за Сибирь. За его стенами удобно разместить крупные военные склады: с оружием, боеприпасами и продовольствием. В конце 18-го века Кузнецкий острог – уже не фронт, а крепкий тыл.

Вокруг укреплений разрастаются мирные поселения. Выселки становятся окраинами, отдаленные редуты вокруг дозорных вышек превращаются в самостоятельные деревни. Удобные речные террасы застроены крестьянскими и купеческими усадьбами. Так начинается новая эпоха: на берегу Томи появляется большое уездное патриархальное село.

Новый импульс к развитию дает внезапная угроза: в конце 18-го столетия Китай захватил Джунгарию и по праву преемника претендует на ее прежние сибирские владения. Включая Кузнецкие земли. Сибирь хочет мира, и потому готовится к войне.

Кузнецк решено укрепить. Перенести главные бастионы на макушку господствующей высоты. И отстроить их уже основательно – из камня. В 1800 году заложена Кузнецкая крепость. За 20 лет она станет сильнейшим укреплением российского Зауралья. С Китаем помирились без войны, крепость ни разу не повоевала. Зато она спасла поселение совсем иначе: экономически. Строительство привлекло в город немалые инвестиции, приток населения, повлекло развитие строительных технологий.

Глава 7.Одигитриевская церковь.Фото 1913 г..jpg
 
Первым каменным строением становится все-таки не крепость. Прежде нее успели построить красавицу-церковь. История появления Одигитриевского храма весьма драматична: эпидемия унесла значительную часть населения, и выжившие поклялись: если мор отступит, они воздвигнут храм, какого в Сибири еще не видывали. Болезнь ушла, пришлось держать слово. В 19-м веке Одигитриевская церковь связала историю Кузнецка с судьбой классика мировой литературы Федора Достоевского.

В строительстве первых каменных зданий города часто применяли бутовую кладку – это дикий камень, посаженный на раствор из глины. Иногда для улучшения свойств фундамента и стен в раствор добавляли различные «секретные ингредиенты», например, эмульсию из взбитых яичных белков. Такие стены и опоры обладали высокой эластичностью, выдерживали сезонные перепады температур - от трескучих зимних морозов до летнего пекла, не размывались водой в паводок, не подтачивались сыростью болотных грунтов. В этом секрет долголетия первых каменных построек Кузнецка. В том числе – стен Кузнецкой крепости, облицованных тем самым диким камнем.

Кузнецк официально получает статус "среднего города" в 1834 году, потому что численность населения наконец-то достигла 1500 человек. Посреди деревни стоят терема купцов. Именно купеческие семьи заправляют Кузнецком и окрестностями. Противоречивая эпоха, где яркие меценаты, творцы, воины выделяются на фоне массы обывателей.

В этом же 1834 году Кузнецку дан первый план застройки. Его утвердил Государь. Но под главную городскую площадь землемеры оставили очень мало места. И городское «общество» ослушалось царского повеления. Всеми правдами и неправдами удалось «протащить» проект большой центральной площади. Помогло покровительство графа Александра Строганова. В 1848 году Николай I подписал новый Генплан Кузнецка, на котором площадь уже есть. Ее назвали Базарной, и это было одно из главных торжищ Южной Сибири.

Регулярная торговля в Кузнецке и окрестностях была такой оживленной, что вопреки вековым традициям базарный день пришлось перенести на субботу. За одно только воскресенье гости не успевали наторговаться. Еженедельный торг не утихал двое суток.

К 1856 году в Кузнецке основана Кузнецкая ярмарка. Ежегодно в городе собиралась большая торговля, ей посвящали 2 недели в начале ноября, после сбора урожая, забоя скота и окончания других крестьянских хлопот.

Первым заводчиком Кузнецка стал Порфирий Тытыяков – купец из шорцев. Он был грамотным, сметливым и завел собственное дело. Начальный капитал сколотил на торговле дарами тайги – пушниной, орехом, ягодой, медом, лесом. Но не остановился на достигнутом и организовал мыловарню и свечной завод. Важная оговорка: «Завод» летописный нельзя расценивать как промышленность. Это от слова «заводство» - свое ремесло. Кустарное, домашнее. Трудятся там хозяин и члены его семьи. Редко – 1-2 наемных работника. Кирпичный «завод» Кузнецка, например, располагался в сарае.

1889 год – городское самоуправление пропило деньги, собранные у благотворителей на создание первой аптеки. О чем в летописи сказано: «вино да карты имеют у нас надо всем перевес».

первые пароходы.jpg
 
В 1896 году речное пароходство в верховьях Томи признано возможным. Пароход преодолел течение и вошел в протоку у лодочной пристани Кузнецка с оглушительным гудком, изрядно напугав горожан. Для сравнения: первым казакам чтобы добраться до Кузнецка от Томска речным путем, надо было потратить 6 недель. Пароход поднимался всего за неделю (учитывая необходимость стоянок для загрузки топлива). А вниз по течению скатывался и вовсе за день. Пока пароходы ходили регулярно, перекаты по фарватеру чистили драгами и сохраняли судоходность реки. В принципе, это можно делать и сегодня. Но речное сообщение утратило былую актуальность.

1900 год – Транссиб «промахнулся», и город – по-прежнему окраина империи, транспортный тупик. В Кузнецке 13 каменных зданий. В том числе – 4 церкви, крепость и посреди нее тюрьма. Аж 60 человек принадлежат к новому классу: рабочие. Действует паровая мельница, водочный завод и клуб.

Первый автомобиль Кузнецка застрял у паромной переправы. Пришлось звать окрестных мужиков с веревками, чтобы они вытянули его из огромной лужи. Какой марки был автомобиль – неизвестно, зато имена экипажа история сохранила. Водителем был некто Коляда. Он привез в инженерную контору «Копикуз» доменщика Курако. Того самого. Поскольку это был первый день Михаила Константиновича в Кузнецке, то можно предположить, когда же первое авто достали из грязи: 1918 год. «Повозка без лошади» наделала шуму среди обывателей: осматривать самоходную технику, припаркованную на Базарной площади, приходили без преувеличения все горожане. Нескольких офицеров и отчаянно смелых женщин даже покатали по площади.

В конце 1919 года гарнизон бунтует, солдаты изгоняют ставленников колчаковского правительства и зовут на помощь красных партизан. Отозвался отряд Рогова. 2000 вооруженных людей входят в беззащитный город. Партизаны «рубили шашками всех, у кого мягкие руки» Слухи о количестве убитых разнятся, но историки склонны считать, что жертв было сравнительно немного – 120 горожан. И вовсе не 2000, как пугали друг друга в разговорах обыватели. Другое дело, что эти 120 – городская элита: чиновники, офицеры, интеллигенция, купцы, духовенство. Сожжена тюрьма, церкви, усадьбы разграблены. Через город за месяц проходят 7 отрядов партизан под разными флагами.

«Кровавый декабрь» и череда насилия приводят к массовому бегству населения. Побывавший в городе летом 1919-го известный журналист Кручина описывает Кузнецк как «город без людей, дома заколочены, улицы поросли бурьяном, крапивой и лишь тощие собаки воют из-за калиток». Когда в 1924 году окрепшая Советская власть начнет утверждать границы уездов, на месте патриархального Кузнецка по-прежнему будет пепелище. Так административной столицей Кузнецкого округа становится не Кузнецк, а Щегловск: его пощадила гражданская война.

В 1926 году возрожден проект строительства в Сибири большого завода. Советская власть реквизирует имущество и наработки конторы «Копикуз». На этой базе создается новый трест со старыми задачами: возвести в Кузнецке металлургический комбинат.

В первых документах КМК назывался «Тельбесским» комбинатом – по имени железорудного месторождения на берегу речки Тельбес в Горной Шории. Слово «Кузнецкстрой» появится в документах лишь в апреле 1929 года.

Сроки и планы - прежде небывалые. «Гигант черной металлургии должен быть построен за 1000 дней». Такой плакат встречал каждого новобранца трудовой армии.
Несколько десятков тысяч рабочих набрали за одно лето, а это подвиг. Дорог и связи в то время почти нет, есть кочующие по городам и весям агитаторы. Их основной аргумент: в Кузнецке много работы, за которую будут хорошо платить.

Описывается случай, когда слух о том, что «в Кузнецке хорошо кормят» привел на стройку население сразу 5-и алтайских деревень. А кормили на самом деле здорово. Специальным указом Наркомтруд СССР поставил «кузнецкий объект» в список внеочередного материального снабжения. «Каша всегда с маслом, а суп всегда с мясом» - хвалили рабочие пайки в столовых.

В 1929 году на Кузнецкстрое начата небывалая пропагандистская "спецоперация". На стройке высадился «идеологический десант» - лучшие на тот момент литературные работники. Слов "спичрайтер", "пресс-секретарь", и самого понятия PR не было, но по сути, эти журналисты и писатели направляли общественное мнение в нужное заказчику русло. Ознакомившись с местными реалиями, они приняли решение оттолкнуться от полузабытой идеи города-сада, возвести его из архитектурного термина в статус бренда, а труд, тем более - самоотверженный труд в несказанно сложных бытовых условиях воспевать как подвиг, как доблесть. Стихотворение Маяковского стало опорой этого бренда.

Глава 21.Земляные работы на Кузнецкстрое.jpg
 
Самые массовые профессии первых лет Кузнецкстроя – грабари, землекопы и коногоны. Грабарь – тот же землекоп, но у него есть еще и грабарка – дощатый короб, который надо насыпать землей и унести из котлована. Чтобы выровнять площадку, тысячи людей лопатами перекидали миллиарды тонн глины и гравия.

20 августа 1930 года на площадке появляется первый экскаватор «Морион». Но «механическая лопата» оказалась бесполезной на болотистой почве: тонула в грязи, ее пришлось срочно эвакуировать из котлована. Землекопы оказались незаменимы.

Зимой 1930-1931 годов температура воздуха опускалась ниже минус 50. Такой зимы не было ни прежде, ни позже. Какая именно была температура – неизвестно. В некоторых источниках встречается -57, но как это удалось измерить – непонятно. Все термометры не выдержали: шкала только до -50, а если холоднее, то они просто лопались. Рабочим разрешалось оставаться в палатках, если температура опускалась ниже -45, но бригады работали, несмотря на лютый холод, это считалось отдельной доблестью. Начальник Кузнецкстроя Сергей Франкфурт писал: «Люди каждый день проявляют чудеса. Героизм стал повседневным, обыденным явлением. Ему никто не удивлялся. Его считали нормальным, естественным делом»

В 1931 года несколько рабочих поселков вокруг стройплощадки официально объединили под общим названием Ново-Кузнецк. А уже в 1932 году к Ново-Кузнецку присоединили Кузнецк. Юридически. Приказ об официальном объединении делает новый город преемником старого Кузнецка, со всей его многовековой историей. Объединенному городу дают имя Сталинск.

Всесоюзная стройка дает толчок развитию Сталинска как населенного пункта: рабочим нужно где-то жить. Решено построить для них социалистический город-мечту, город-сад, город, достойный героев. Вокруг стройплощадки титана черной металлургии появляются кварталы многоэтажных домов. Многие строительные проекты реализуются впервые в Сибири или вовсе – впервые за Уралом – рабочих вдохновляет запуск ветки трамвая, первого звукового кинотеатра, библиотек, домов культуры, театров, скверов, фонтанов.

В социалистическом соревновании двух всесоюзных строек Магнитогорск чуть-чуть обогнал Сталинск. Уральский комбинат дал чугун раньше: 31 января 1932 года. Главный инженер Кузнецкстроя Иван Бардин так отозвался на эту новость: «Пускать печь только для отчета – не дело. Мы должны выдержать характер и пустить завод, а не цех» Первый чугун КМК дал 3 апреля 1932 года в 6-30 утра.

В 1938 году завод вышел на полную проектную мощность, это считается официальным окончанием героической эпохи Кузнецкстроя.

Великая Отечественная война превращает Сталинск в крупнейший индустриальный центр СССР. Мирный комбинат становится одним из главных предприятий военного тыла, настоящей «Кузницей Победы». Гигантский КМК пришлось полностью переделать, причем в рекордные сроки. Основной продукцией металлургов стал броневой лист. Пятая часть металла, выпущенного в СССР для нужд фронта, выпущена в Сталинске. Броня КМК защищала каждый второй танк Красной армии. Сваренная по особому рецепту кузнецкая сталь намного превосходила по своим характеристикам вражеский металл.

Первые, самые тяжелые годы войны для нашего города – это небывалая строительная эпопея. Десятки заводов эвакуированы из западных регионов СССР, оказавшихся под угрозой оккупации. Тысячи вагонов разгружаются в городе. В контейнерах – оборудование, из которого, как из колоссального конструктора нужно собрать предприятия на новом месте, в кратчайшие сроки наладить выпуск продукции для фронта. По масштабам и темпам строительства, по приросту населения эту эпопею можно смело назвать вторым Кузнецкстроем. Взрывной рост индустриальной мощи проходит на фоне жестокого сырьевого кризиса: из-за войны не хватает ресурсов.

slide_12_color.jpg
 
Большинство мужчин ушли на фронт, поэтому их место на производстве занимают старики, женщины, дети. Только в цехах КМК трудятся 25000 мальчиков и девочек. Женщины и подростки выполняют даже самую опасную, тяжелую работу, которая требует отдачи за пределами возможностей человека.

9 мая 1945 года заводской гудок остановил работу цехов. На то, чтобы в каждом уголке огромной промышленной площадки услышали заветное «Победа!» потребовалось меньше получаса. Люди с недоверием собрались на площади перед заводоуправлением. Стихийный митинг превратился в праздник смертельно усталых людей. В тот же день заводская площадь обрела свое нынешнее название: площадь Побед. Побед, одержанных на полях сражений и в глубоком тылу. 9 и 10 мая были официально объявлены выходными днями. Это были первые выходные за 1418 дней.

Кузнецкий комбинат награжден орденом Кутузова первой степени. Это высшая военная награда, ее вручают только полководцам за триумф на полях сражений. То, что этим орденом награжден тыловой завод – признание колоссального вклада в Победу.

В послевоенные годы Сталинск представлял собою скопище заводов, шахт, фабрик, железнодорожных грузовых узлов, связанных дорогами, газопроводами, прочими коммуникациями. Но дальнейшее развитие было почти невозможно: сдерживал жилищный вопрос. В военной спешке никто не задумывался над тем, где разместить рабочие поселки. Лучшие площадки оказались заняты цехами новых предприятий. Индустрия – на высоте, а вот инфраструктуры - нет. Архитекторы используют все возможности, решаются на различные ухищрения, лишь бы сделать город больше, краше, приблизить мечту о городе-саде. Но им просто не хватает места. Да, заводские окраины застраивают новыми кварталами, но это лишь полумеры.

Глава 31.Вид на Моховое болото за кинотеатром Коммунар. 1950 г..jpg
 
Масштабный кризис требует адекватных решений. Появляется грандиозный план: осушить гигантское Моховое болото, раскинувшееся на левом берегу Томи, от КМК до старого Кузнецка. Это даст возможность для нового витка возведения социалистического города. Эту строительную операцию многие эксперты ставят по значимости для городской истории даже выше, чем продолжение индустриализации. Сейчас в этой долине – Центральный район Новокузнецка. Чтобы построить город, пришлось свернуть горы, повернуть реки и вычерпать бездонную трясину.

В 1957 году у гиганта КМК появляется младший брат. На Антоновской площадке к северу от города забит первый колышек в основание Западно-Сибирского металлургического комбината. По проекту трудиться на нем должны не менее 40 тысяч рабочих. Чтобы им было комфортно, неподалеку от завода закладывают еще один жилой район.

5 ноября 1961 года Сталинск снова переименовали. Президиум РСФСР возвращает городу прежнее название Новокузнецк, правда, уже без дефиса, в одно слово.

Темпы жилищного строительства город наращивает, как и весь Советский Союз – используя технологию панельного и блочного строительства. Хотя, конечно, очень жалко потраченных на осушение болота сил: обустроить такой простор и отдать его под безликие типовые кварталы пятиэтажек-«хрущевок» и девятиэтажных спальных районов. Город этому отчаянно сопротивляется. Архитекторы настаивают на смелых для того времени решениях – парках, памятниках, бульварах. Даже дворец спорта – и тот индивидуален. Группу смелых архитекторов поддерживает Николай Ермаков – большой партийный начальник, решительный, умелый и очень любящий город. Он сам настаивает на том, чтобы строить по-особому. Отдать первые этажи новостроек под магазины, музеи и учреждения – его идея. Широкие улицы, построенные вопреки рекомендациям Москвы – его заслуга.

Поступательное развитие металлургии продолжается вплоть до распада СССР. За это время формируется весьма своеобразная репутация Новокузнецка. В широких массах его воспринимают как суровый город тяжелой промышленности. Даже в представлении ближайших соседей – сибиряков он прочно ассоциируется с дымом заводов, пылью шахт, и «длинным рублем», который едва ли может компенсировать загубленное на производстве здоровье.

Монозависимость Новокузнецка – историческая данность, от которой в современных экономических и социальных условиях пытаются избавляться нынешние лидеры. Город больше не замыкается на металлургии и сопутствующих производствах. Впрочем, в лихолетье новейшей российской истории Новокузнецк сумел сохранить ядро своего индустриального потенциала. Заводы-гиганты переживают этап глобальной модернизации. Старые цеха и целые направления – закрыты. На актуальных – кипит работа. Внедряется современное оборудование. Кстати, это сказалось на экологическом благополучии. Так что у города постепенно появляется новый имидж: он по-прежнему труженик, но уже без дыма в воздухе. По-прежнему суров, но все более дружелюбен.
Выберете социальную сеть для авторизации
Ваша информация будет использоваться только на этом сайте.